Print Version   Download Zip File

"Долгий путь демократии"
Антология Демократии
и Антидемократии
(430 г. до н.э. - 1998)
Баку 2001

Составитель:
Хикмет А. Гаджи-заде
Вице-президент, FAR CENTRE,
Баку, Азербайджан

 

БУНТ ПРОТИВ РАВЕНСТВА
Фридрих Ницше


Девятнадцатый век принес немало испытаний как идее личных прав человека, так и идее равенства. Кровавые события Французской революции, "тирания большинства" в демократических странах, вмешательств общества в личную жизнь индивида, описываемая Констаном и Миллем, вызвала волну протестов среди интеллектуалов конца 19 и начала 20 веков.  Творческие личности заговорили об извечном противоречии между личной свободой и гражданским равенством.

Многие интеллектуалы восстали против конформизма и торгашеского духа, которых несли в себе  демократия и капитализм. Общество, котором царил удушающий порядок подавляло художника морально, но более ужасным представлялось ему то, что и материально теперь художник стал зависеть от посредственных вкусов толпы. Искусство стало "принадлежать народу". Если в прежние времена художник материально зависел от просвещенного аристократа, то в условиях рынка вкусы и цены на его труды диктовал новый покупатель - не столь уж утонченный средний гражданин капиталистического общества. Не желая подстраиваться под буржуазные вкусы, интеллектуалы предлагали отказаться от равенства, которые подавляли творческую личность в пользу права "сверх человека", как называл творческую личность немецкий философ Ницше.

Фридрих Ницше (1844 -1900) был одним из лидеров этого романтического восстания.
Ницше родился в семье протестантского священника и самого детства, наблюдая за жизнью в религиозной среде, проникся глубоким отвращением как к религии, так и к моральным устоям буржуазного общества. В своих трудах Ницше старается  раскрыть истинные мотивы поведения современного человека запрятанные вглубь западной культурой. Он называл западную культуру культурой самообмана.

Человеком движет  воля к власти и стремление изменить мир в соответствии со своими желаниями, - считал Ницще.  Равенство плодит посредственность. Христианская мораль, отождествляющая добродетель со смирением и раболепием есть главное препятствие на пути к самореализации человека. Бог умер, - утверждал Ницше - наступила новая эра свободного человеческого творчества и достижений.

Творчество Ницше оказало огромное влияние на западную интеллектуальную мысль 20 века. Несмотря на то, что сам Ницше страстно ненавидел национализм, антисемитизм, государственную политику силы, его идеи о "сверх человеке" были в извращенной форме подняты на флаг фашистами, социалистическими террористами и всеми теми, кто считал себя "сверх людьми". Таковыми они называли людей, которые должны быть избавлены от  моральных обязательств перед человеком и обществом во имя достижения высокой цели.

 * * *


ФРИДРИХ НИЦШЕ
По ту сторону добра и зла (1886)


...В истории общества бывают моменты болезненного размягчения и изнеженности, когда оно само заступается за своего обидчика, преступника, и делает это вполне серьезно и честно. Наказывать кажется ему в некоторых случаях несправедливым - можно сказать с уверенностью, что сами представления о "наказании" и "обязанности наказывать" причиняют ему нравственную боль, возбуждают в нем страх, "Разве не достаточно сделать его неопасным. Зачем еще наказывать? Наказание само страшно!" - этим вопросом стадная мораль, мораль трусости, делает свой последний вывод. Если можно было бы вообще уничтожить опасность, уничтожить причину боязни, то вместе с тем была бы уничтожена и эта мораль: она стала бы уже ненужной, она сама считала бы себя уже ненужной! - Кто исследует совесть нынешнего европейца, тот найдет в тысяче моральных изгибов и тайников одинаковый императив, императив  стадной трусости: "мы хотим, чтобы когда-нибудь настало время,  когда будет нечего больше бояться!" Стремление и путь к этому "когда-нибудь" называется нынче в Европе "прогрессом"...

Повторим же то, что мы говорили уже сто раз: ибо такие истины - наши истины - слушаются нынче неохотно. Нам уже достаточно известно, как это обидно звучит, когда кто-нибудь без всяких прикрас и уподоблений прямо причисляет человека к животным; и нам уж, конечно, будет почти что поставлено в вину то обстоятельство, что именно по отношению к людям "современных идей" мы постоянно употребляем выражения "стадо", "стадный инстинкт" и тому подобные. Но что же делать! Мы не можем поступать иначе, потому что как раз в этом и состоит наш новый взгляд. Мы нашли, что во всех главных моральных суждениях Европа и те страны, где господствует европейское влияние, достигли полного согласия: в Европе очевидно знают то, что казалось неизвестным Сократу и чему некогда обещал научить знаменитый древний Змий, -  в Европе "знают" нынче, что значит добро и зло. И как бы резко и неприятно для слуха это ни звучало, мы все же повторяем: то, что в данном случае мнит себя знающим, что само себя прославляет своей похвалой и порицанием, само себя называет добрым, есть инстинкт стадного животного человека...

Мораль в Европе есть нынче мораль стадных животных, это, стало быть, на наш взгляд, только один вид человеческой морали, кроме которого, до которого и после которого возможны или должны быть возможны многие другие, прежде всего высшие, морали. Но эта мораль защищается всеми силами против такой "возможности", против такого "должны быть"; непреклонная и упорная, она твердит: "я - сама мораль, и ничто, кроме меня, не есть мораль!"... - С помощью религии, которая всегда была к услугам возвышеннейших стадных вожделений и льстила им, дело дошло даже до того, что и в политических, и в общественных установлениях мы видим все более явное выражение этой морали: демократическое движение наследует христианскому. Что, однако, темп его еще слишком медленен и снотворен для более нетерпеливых, для больных и страждущих выразителей названного инстинкта, это видно из того, как все неистовее воют и все откровеннее скалят зубы анархистские псы, которые слоняются теперь по подворотням европейской культуры; мнимым образом противоположные миролюбивым и работящим демократам и идеологам революции, а еще более - тупоумным философастерам и фанатикам братства, которые называют себя социалистами и хотят "свободного общества", в действительности они, однако, сходятся с ними в глубокой и инстинктивной враждебности ко всякой иной форме общества, кроме автономного стада (доходя в этой враждебности до отрицания самых понятий "господин" и "раб"; ni dieu ni maitre, гласит одна социалистическая формула-). Они сходятся с ними в упорном сопротивлении всякому исключительному притязанию, всякому исключительному праву и преимуществу (что в конце концов означает всякому праву: ибо тогда, когда все равны, никому уже не нужны "права"-). Они сходятся в недоверии к карающему правосудию (как будто оно есть насилие над слабейшим, несправедливость по отношению к необходимому продукту всего прежнего общества-);.. они сходятся в вере в мораль общего сострадания, как будто она есть мораль сама-по-себе, как вершина, как достигнутая вершина человека, как единственная надежда будущего, утешительное средство для современников, великое отпущение всей исконной вины...

Мы же, люди иной веры, - мы, которые видим в демократическом движении не только форму упадка политической организации, но и форму упадка, именно, форму измельчания человека, как низведение его на степень посредственности и понижение его ценности, - на что должны мы возложить свои надежды? - На новых философов - выбора нет; на людей, обладающих достаточно сильным и самобытным умом для того чтобы положить начало противоположной оценке вещей и переоценить, перевернуть "вечные ценности"; на предтеч новой эры, на людей будущего, закрепляющих в настоящем тот аркан который влечет волю тысячелетий на новые пути. Чтобы учить человека смотреть на будущность человека как на свою волю как на нечто зависящее от человеческой воли, чтобы подготовить великие отважные коллективные опыты в деле воспитания и дисциплинирования с целью положить этим конец тому ужасающему господству неразумия и случайности, которое до сих пор называлось историей, - неразумие "большинства" есть только его последняя форма...

"Долгий путь демократии"
Антология Демократии
и Антидемократии
(430 г. до н.э. - 1998)
Баку 2001


1 -

All Materials From This Site Can Be Used Only For Educational Purposes
All Rights Reserved � FAR CENTRE-2002, Baku-Azerbaijan