Print Version   Download Zip File

"Долгий путь демократии"
Антология Демократии
и Антидемократии
(430 г. до н.э. - 1998)
Баку 2001

Составитель:
Хикмет А. Гаджи-заде
Вице-президент, FAR CENTRE,
Баку, Азербайджан

 

СВОБОДА САМОВЫРОЖЕНИЯ В США
ТРАДИЦИЯ, КОНСТИТУЦИЯ, ВЕРХОВНЫЙ СУД


Британская практика единой государственной церкви и ограничения свободы слова перешла, конечно же, и в американские колонии Великобритании. Однако наличие среди американских колонистов представителей большого количества различных религиозных сект привело к тому, что здесь стал вырабатываться белее демократичный подход к чужому мнению и вероисповеданию.

В 1734 году нью-йоркский издатель Джон Петер Зенгер был посажен в тюрьму за критику деятельности английского губернатора. Интересно, что согласно Британскому Общему Праву того времени, клевета и оскорбление личности или критика правительственного чиновника,  по закону о "Мятежном Пасквиле", была наказуема, независимо от того верны или нет напечатанные против него слова. Адвокат Зенгера впервые добился рассмотрения подобного дела судом присяжных, и выиграл процесс, убедив присяжных, что человек не должен быть осужден за клевету, если его слова подтверждаются фактами. После этого прецедента, человек, считающий себя оскорбленным  мог выиграть дело в суде лишь доказав, что напечатанные против него сведения являются ложными. Суд присяжных после этого также устанавливал и размеры материального ущерба, который должен был быть выплачен клеветником пострадавшему.

Со времени борьбы за независимость свобода самовыражения, включавшая свободу слова, религии и мирных собраний, считалась лидерами американской революции идеологической основой нового государственного устройства. Как говорил  Томас Джефферсон: "Если бы мне пришлось выбирать между правительством без газет и газетами без правительства, то я не сомневаясь ни секунды предпочел бы последнее". 

Принятая в 1791 году Первой Поправки к Конституции США, запрещала Конгрессу  принимать законы ограничивающие свободу самовыражения, однако американские суды вплоть до 20 века отказывались обращаться к Конституции для защиты свободы слова, обычно они руководствовались разнящимися законодательствами Штатов, опирающихся, в основном на британскую традицию.

В 1789 с приближением войны США с Францией Конгресс принимает законы Об Иностранцах и Мятежных Акциях, применяемый судами часто против критики "подрывающей авторитет властей" или могущих "вызвать общественные беспорядки". По этим законам лишь за год были оштрафованы десятки издателей, однако избранный в 1800 году президентом Томас Джефферсон помиловал всех осужденных журналистов и издателей и приказал казне вернуть им уплаченные штрафы.

К концу Первой Мировой Войны Конгресс принимает законы  "О Шпионаже" (1917) и "О Мятежных Акциях" (1918), которые применяется против "прогерманских" и "прокоммунистических" элементов, высказывания которых "подрывали устои государства". По иронии судьбы, война, которую США вели в Европе, как было объявлено, "за установление демократии в мире", породила на у себя на родине массовые нарушения гражданских свобод. К суду привлекались люди, например, за антивоенную агитацию или за критику Конституции. Всего за два года по этим законам были осуждены 877 человек из 1956 случаев обвинения.

Впервые Верховный Суд США начал рассматривать дела по законам о клевете и мятежных акциях в 1919 году, когда известный социалист Шенк был обвинен в "призыве к отказу от военной службы".  Верховный Суд, по предложению Верховного Судьи Оливера Вэнделла Холмса, оставил обвинительные приговоры в силе. Холмс заявил, что "даже наиболее строгая защита свободы самовыражения не распространялась бы на человека, который в переполненном театре, сознательно вызовет тревогу и панику закричав "пожар!". Верховный Суд в данном случае применил следующий критерий, сформулированный Холмсом: "Могло ли конкретное высказывание, учитывая его обстоятельства и характер, создать явную и непосредственную опасность (clear and present danger) вредных последствий, которым Конгресс имеет право противодействовать? Это вопрос близости (события) и степени (опасности)".

Случай Шенка казался Холмсу простым и ясным и он был удивлен, когда столкнулся с критикой либеральных правоведов в академических кругах США, людей, которых он уважал и с мнением которых всегда считался. "Терпимость к противоположному мнению это не вопрос благородства, а вопрос политического благоразумия", - утверждал профессор Чикагского Университета Эрнст Фрейнд. "Свобода слова служит важным национальным целям, - убеждал Холмса профессор Гарварда Чаффи, - страна будет страдать больше от ограничения свободы слова, чем от сомнительных и неясных угроз исходящих от непопулярных доктрин". Последующие шаги судьи Холмса показывают, что ученым удалось убедить члена Верховного Суда.

В том же году Верховный Суд США рассматривал дело русского эмигранта Якова Абрамса и трех его соратников, осужденных за распространение двух листовок с критикой политики Президента Вильсона, пославшего войска в большевистскую Россию. Листовки содержала статьи со следующими формулировками:

"Германский милитаризм объединился с родственным ему капитализмом, чтобы уничтожить революцию в России". "Президент слишком труслив, чтобы открыто заявить: "Мы, капиталистические государства, не можем разрешить чтобы в России существовала пролетарская республика". "У мирового рабочего класса лишь один общий враг - капитализм!".  "Рабочие! Вы   получаете деньги за производство пуль не только против Германии, но и против Рабочих Советов России". "Рабочие! Нашим ответом на варварскую интервенцию должна стать всеобщая забастовка". "Если против народа России будет применено оружие с целью установление там наших порядков, то мы тоже возьмемся за оружие". Суд нижней инстанции признал эти призывы попыткой помешать военным действиям США против Германии; открытым призывом к насильственному свержения правительства США; открытой угрозой вооруженного мятежа. Абрамс и его соратники были приговорены к заключению сроком от 3 до 20 лет.

Большинство членов Верховного Суда основываясь на критерии Холмса о "явной и непосредственной опасности" решило оставить приговор без изменения. Однако Холмс и примкнувший к нему судья Луис Брандейс выносят свое особое мнение. Оно впервые отличалось от традиционного британского взгляда на свободу слова. Это мнение и начало формировать специфический американский подход к проблеме, согласно которому выражение мнения должно быть свободным и беспрепятственным, вне зависимости от того, насколько оскорбительным оно может показаться правительству или кому-либо еще и, что никакие идеи и мнения не могут преследоваться со стороны государства. 

Мнение судьи Холмса, получило название теории "свободного рынка идей". Теория утверждала, что, лучшим средством против вредных высказываний является противопоставление им других, пока не победит самый правильный взгляд. Если, однако недостает времени для срабатывания реакции, как в приведенном примере с заполненным до отказа зрительным залом театра, эта теория не может иметь применения т.к. действие совершиться раньше, чем состоится дальнейшая дискуссия.

Теория "свободного рынка идей" была одобрена Верховным Судом лишь в 1969 году при рассмотрения приговора против лидера Ку-Клукс-Клана в Штате Огайо за его призыв к насилию, с целью достижения политических перемен. Верховный Суд отклонил этот приговор, посчитав, что свобода самовыражения подлежит защите, за исключением ситуации, когда имеется подстрекательство к прямым незаконным действиям и когда существует вероятность того, что они действительно могут состояться.

Борьба за конституционные гарантии в американских Судах охватывала и другие области самовыражения. В 1943 году Суд Штата рассматривает дело "Комитет по образованию Западной Вирджинии против Барнетта", поднятое родителями учеников - членов секты Свидетели Йеговы -  которые, по религиозным соображениям отказывались салютовать и присягать национальному флагу, как того требовали власти Штата. Суд отменил принудительную присягу флагу, как процедуру, нарушающую права учеников на свободу убеждения и вероисповедания, которое должно быть свободным от государственного принуждения. "Присяга на лояльность - было указано в заключении суда, - неизменно вызывает чувство отвращение в Соединенных Штатах. Слова, высказанные  под принуждением доказывают лишь лояльность по отношению к личному интересу... Соблюдение свободы убеждений личности следует ставить выше навязанного властью конформизма, который - как учит история - ждет неприятный и трагический конец".

В 1962 году Совет по Образованию Штата Нью-Йорк решает изменить традиционную форму ежедневной школьной молитвы и вводит такой текст молитвы, который мог бы быть принят последователями всех религий. Группа родителей учеников одной из школ выразила свое несогласие с введением молитвы, посчитав, что она "противоречит убеждениям, религии и религиозной практики учеников  и их родителей". Суд Штата Нью-Йорк отверг требования родителей, указав, что участие школьников в этой молитве добровольно и не принуждает кого-либо участвовать в церемонии против его совести. Однако Верховный Суд США отменил ежедневную молитву в школах, как противоречащую конституционному запрету на государственное вмешательство в дела религии. Суд так же высказал свое сомнение в декларированной добровольности участия ученика в молитве, поскольку  если учитель начнет проводить в школе ежедневные молитвы, то отдельному ученику будет трудно отказаться от участия в ней; то есть прямо или косвенно он будет подвергаться принуждению в вопросах свободы совести, что противоречит Первой Поправки к Конституции.

Одно из наиболее важных шагов в области защиты свободы слова было решение Верховного Суда от 1964 года по делу начальника полиции города Монтгомери Салливана против газеты "Нью-Йорк Таймс". Салливан выступил с иском против четырех негритянских священников и редакции "Нью-Йорк Таймс", опубликовавшей письмо этих священников, в котором действительно содержались и некоторые необоснованные обвинения полиции Монтгомери в жестокости.  Суд нижней инстанции удовлетворил жалобу Салливана, однако Верховный Суд США отклонил этот приговор решив, что критика правительственных чиновников и общественных деятелей нуждается в особой конституционной защите, поскольку "ошибочные утверждения неизбежны во время свободных дебатов...; и они также должны защищаться, если мы хотим, чтобы свобода высказываний получила "кислородную подушку", необходимую для ее сохранения". Верховный Суд отделил ошибочные утверждения от заведомо ложных и отныне  все государственные служащие (от президента до почтальона) и любые общественно значимые фигуры могли выиграть в судах дело о клевете только в том случае, если им удавалось доказать, что журналист опубликовал неверную информацию по злому умыслу, то есть "сознавая, что (публикуемая информация) является ложной" или что она была опубликована "без надлежащей проверки того, является ли такая информация верной или ошибочной".

В 1971 году газета "Нью Йорк Таймс" начала публикацию секретного доклада Пентагона о причинах вовлечения США в войну во Вьетнаме. Министерство Юстиции США наложило запрет на продолжение публикации, но тогда публикацию материалов подхватила газета "Вашингтон Пост", а  когда правительство подало в суд на эту газету, то публикацию продолжила газета "Бостон Глоб". Через семнадцать дней после начала публикации секретного доклада Пентагона Верховный Суд в деле "Нью Йорк Таймс против Правительства США" отменил запрет на публикацию доклада и отверг требование правительства на запрет подобных публикаций в будущем. Верховный Суд постановил, что публикация данного доклада не наносит вреда национальной безопасности страны и, что народ в Соединенных Штатах имеет право знать, чем занимается правительство. В постановлении Верховного Суда говорилось, что "Пресса должна служить управляемым, а не правящим. Право властей на цензуру прессы было ликвидировано (Конституцией) на все времена, чтобы пресса оставалась свободной и могла контролировать власть. Прессе дана защита, чтобы она могла выявлять тайну властей и информировать об этом население... А главная задача свободной прессы - предотвращать обман народа властями ... Разоблачая махинации властей, которые привели к войне во Вьетнаме, газеты совершили благородный поступок, которого от них и ожидали Отцы Основатели"...

В 1989 году Верховный Суд США отменил приговор по делу Джонсона, осужденного на один год заключения и штраф в 2000 долларов за сожжение в 1984 году американского флага в знак протеста против политики президента Рейгана. Суд отверг мнение обвинителей о том, что оскорбление флага, который является символом национального единства, может вызвать гнев у окружающих и беспорядки. Суд пришел к заключению, что: "Если Первая Поправка и опирается на какой либо фундаментальный принцип, то это принцип гласит, что власти не могут запретить выражать данные взгляды лишь потому, что общество считает эти взгляды оскорбительными и неприятными".

Поиск концепции защиты свободы самовыражения продолжается в США по сей день. Насколько напряжен и как важен каждый следующий шаг Верховного Суда США на пути расширения этой свободы хорошо показано в нашумевшем американском фильме "Народ против Ларри Флинта", снятого знаменитым Милошем Форманом  по реальным событиям. Постоянные  перемены в общественных взглядах; столкновение мнений по поводу форм и степени участия государства в разрешении религиозных и нравственных проблем; вечные противоречия между желающей все знать прессой и неприкосновенностью личной жизни человека или государственной тайной  вот уже семьдесят лет не позволяют утихнуть жарким дебатам в Верховном Суде о смысле и пределах действия Первой Поправки к Конституции США, дебатах начатых Верховным Судьей Оливером Вэнделлом Холмсом.

 

 

ОЛИВЕР ВЭНДЕЛЛ ХОЛМС
Абрамс против Соединенных Штатов (1919)
Особое мнение Члена Верховного Суда О.В.Холмса


...Я нисколько не сомневаюсь, что по той же причинe, что должна оправдывать наказание за намерения к убийству, Соединенные Штаты конституционно могут наказать и речь, которая производит или собирается произвести явную и неминуемую опасность, и которая приведет к  немедленному и существенному злу, которое Соединенные Штаты конституционно должны  предотвратить. Эти полномочия несомненно больше во время войны чем во время мира, поскольку война открывает опасности, которые не существуют в другие времена.

Но как в случае с опасностями свойственными войне, так и в других случаях  принцип свободы слова нарушаться не должен. Реальная угроза немедленного зла или даже намерения привести ее в исполнение, предписывающая Конгрессу установить ограничение на выражение мнения, не должны касаться личных прав. Конгресс, несомненно, не может запретить все попытки изменить мнение народа. Никто ведь не будет полагать, что подпольное издание глупой листовки неизвестным человеком, не более того, может представлять явную и немедленную опасность; что мнения, указанные в ней, смогут препятствовать государственным структурам, или иметь  ощутимую возможность сделать это.

Публикация этих призывов с целью саботажа, однако, может указать на большую опасность или, во всяком случае, могло бы рассматриваться как попытка. Итак я допускаю, что вторая листовка, если она была опубликована для целей, указанных в четвертом пункте обвинения (призыв к мятежу), может быть наказуема. Но мне совершенно ясно, что ничто кроме последнего не может подвести данные листовки под действие этого закона.

Для того, чтобы иметь состав попытки, необходимо наличие действительного намерения (в значении, о котором я уже говорил), и в этом случае  для формирования реального преступления требуется дальнейшее действие того же самого лица... 

Это необходимо там, где успех попытки зависит от других, поскольку, если такое намерение отсутствует, цель действующего лица может быть достигнута без того, чтобы совершить все то зло, которое необходимо предотвратить. И намерение предотвратить интервенцию против Российской революции может быть удовлетворено без какого либо препятствия для  продолжении войны в которой мы находимся...; совершенно очевидно, что единственная цель листовок заключается в том, чтобы помочь России и остановить Американскую интервенцию против народного правительства, а не препятствовать Соединенным Штатам в войне, которую они вели...

В этом судебном случае двадцатилетнее заключение было назначено за издания двух листовок, на публикацию которых, как я убежден, ответчики имеют столько же прав, сколько и Правительство на публикацию Конституции Соединенных Штатов, на которую ответчики теперь тщетно ссылаются... Обвиняемые будут страдать не за то, что указано в обвинительном акте, а лишь за убеждения,  которые они разделяют. Хотя эти убеждения (кстати свидетельствующие об их невежестве и незрелости...) и стали объектом рассмотрения в суде, никто не имеет право даже принимать их во внимание при предъявлении обвинения.

Преследование за выражение мнений может показаться вполне логичным. Тот кто не сомневается в собственной правоте и силе, и всем сердцем хочет достичь какого-то результата, придает правовой вид своим желаниям и ликвидирует всякую оппозицию. Терпимость к противоположному мнению может свидетельствовать о том, что вы считаете речи не так уж и действенными...,  или что вы не стремитесь к достижению результата всем сердцем, или что вы сомневаетесь как в своих способностях так и в исходных принципах. Но когда люди поймут, что ход событий развенчал ни одну уже воюющую веру, они могут прийти к убеждению..., что наивысшего блага легче достичь путем  свободного обмена идей, что лучшим испытанием истины является способность ее добиваться признания в условиях рыночной конкуренции,  а так же, что истина является единственным фундаментом, на котором мы можем безопасно реализовать наши надежды. Такова, во всяком случае, теория нашей Конституции. Это - эксперимент, так же как и вся наша жизнь является экспериментом. Каждый год, если не каждый день мы должны ставить на карту наше спасение, надеясь лишь на некое пророчества, основанное на несовершенном знании.

Пока этот эксперимент есть часть нашей системы, я думаю, что мы должны хранить постоянную бдительность по отношению к попыткам ограничить выражение мнений, которых мы ненавидим и считаем убийственными - если только эти взгляды не создают  реальной угрозы вмешательства  в обоснованные  реальные цели, которым служит закон и если немедленное  прекращение  выражения этих взглядов не необходимо для спасения страны. 

Я полностью не согласен с утверждением Правительства, что Первая Поправка оставляет  положение (Британского) Общего Права о "Мятежном Пасквиле" в силе. История доказывает нам обратное. Меня убеждает в этом то, что Соединенные Штаты через многие годы покаялись за приговоры по закону о "Мятежных акциях" от 1798 года и вернули удержанные судами штрафы.

Только чрезвычайная ситуация, делающая немедленно опасной терпимость к зловредным призывам, позволяет делать исключение из всеобъемлющей заповеди: "Конгресс не должен принимать законов... ограничивающих свободу слова". Конечно же я говорю здесь о свободе выражения мнений  и свободе призывов, которые все подразумеваются здесь. И я сожалею, что не могу вместить всю мою веру в более впечатляющие слова, что этим  приговором ответчики были лишены своих прав предоставленных им Конституцией Соединенных Штатов.

Господин Судья Брандейс выражает согласие с данным мнением

 

 

"Долгий путь демократии"
Антология Демократии
и Антидемократии
(430 г. до н.э. - 1998)
Баку 2001


1 -

All Materials From This Site Can Be Used Only For Educational Purposes
All Rights Reserved � FAR CENTRE-2002, Baku-Azerbaijan