"Долгий путь демократии"
Антология Демократии
и Антидемократии
(430 г. до н.э. - 1998)
Баку 2001


Составитель:
Хикмет А. Гаджи-заде
Вице-президент, FAR CENTRE,
Баку, Азербайджан


 



ОТМЕНА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЦЕНЗУРЫ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ


Преследование инакомыслия в Азербайджане имеет не менее богатую историю, чем в Европе. В период средневековых монархий за диссидентами надзирали как политические, так и религиозные власти. Так Насими и его соратники по религиозному ордену хуруфитов были казнены за распространение "ереси" по приговору семи ортодоксальных религиозных авторитетов - муджтехидов, призванных осуществлять надзор за духовной жизнью общества.  


Предварительный надзор за моральным и политическим качеством печатной продукции, театрализованного действия и т.д. -  то, что мы сегодня называем цензурой (censurа - лат. государственный надзор) - был установлен со времен захвата Азербайджана Россией, с началом развитием здесь книгопечатания и газетного дела.


Предварительная цензура была полностью отмена законом о печати в Азербайджанской  Демократической Республике (1918-1920), однако с приходом советской власти в стране на 70 лет устанавливается жесточайший надзор за всеми сферами жизни человека. За первые три десятилетия советской власти тысячи мыслителей, деятелей литературы и искусства, преподавателей были репрессированы за несоответствие их взглядов, взглядам, находившейся на данный момент у власти фракции руководителей коммунистической партии. Все издательства и все средства массовой информации принадлежали государству, но и им не было доверия. Предварительную цензуру в СССР осуществлял всемогущий "Главлит" - Главное Литературное Управление. Позднее  название этого органа - Главное Управление по охране Государственных Тайн в Печати, однако во всем мире он известен своим первым названием.  Сотрудники Главлита, до самого краха коммунистического режима в конце 90-х,  обязаны были тщательно просматривать и давать свое разрешение на все, что публикуют издательства, рисуют художники, вещают радио и телевидение по всей огромной стране.


Ожесточенная борьба с цензурой в Азербайджане началась в период национально-освободительного движения 1988-1991 годов, когда появились первые независимые газеты. В период общенациональных демонстраций и забастовок 1989 года власть режима настолько ослабла, что азербайджанское отделение Главлита, не способное справиться с давлением демократических изданий и поддерживающего их Народного Фронта, объявило о том, что газеты вольны более не проходить предварительной цензуры. При этом редакторы газет должны были взять на себя письменную ответственность за последствие такого шага и многие редактора с охотой отказались от "услуг" Главлита. 


После трагических событий 20 января 1990 года правительство республики устанавливает Чрезвычайное Положение. Согласно закону о Чрезвычайном Положении в республике восстанавливается политическая цензура, ее осуществляли военные и гражданские цензоры руководимые командованием частей Советской Армии введенных в Баку.


Однако остановить развал СССР и системы тотального надзора над человекам не удается. Военное положение в начале 1991 года отменяется, а Главлит, хотя и продолжает существовать, больше не просматривает газеты до публикации. 


В апреле 1993 в связи с обострившейся обстановкой на Карабахском фронте правительство Народного Фронта вводит в стране Чрезвычайное Положение и в стране вновь вводится предварительная цензура, осуществляемая возродившимся Главлит. Все те же, бывшие советские цензоры вновь принялись вырезать из газет материалы критикующие политику правительства. Через месяц под давлением журналистов и общественности старое руководство Главлита смещается и руководить цензурой поручается молодому члену Народного фронта. Но тот пробыл  на должности недолго. Пришедший к власти летом 1993 года Гейдар Алиев восстанавливает в должности "старые, проверенные кадры".


Чрезвычайное Положение было отменено Гейдаром Алиевым осенью 1993 года, однако предварительная цезура осталась. К 1996,  по свидетельствам редакторов газет, она смягчается, и теперь можно было критиковать всех и вся, кроме президента и его семьи. В таком виде цензура продержалась до 1998 года, когда в преддверии очередных президентских выборов по стране прокатилась массовая волна митингов и демонстраций с требованием проведения честных  выборов и в защиту гражданских свобод. Большую поддержку в борьбе за отмену цензуры в Азербайджане оказали международные демократические организации,  настойчиво требовавшие от Азербайджанского правительства отмены цензуры. 6 августа 1998 года, на кануне выборов, Гейдар Алиев своим указом ликвидирует Главлит. Борьба за свободу слова перекидывается в суды... 


Отмена предварительной цензуры знаменует собой завершение целой эпохи в развитии Азербайджанского общества. Вместе с Последним Цензором из нашей жизни с неизбежностью уходит целое поколение людей воплощавших в себе авторитарное мировоззрение, образ жизни и способ управления. Пройдет совсем немного лет и новым поколениям трудно будет представить себе нашу эпоху и всех ее героев. Интервью известного тележурналиста Чингиза Султансоя  с заместителем председателя Главлита, проведенное  сразу же после указа о ликвидации этого управления, ценно именно своей фотографической достоверностью. Ведь если искренние (и неискренние) речи в защиту свободы произносятся часто, то откровения противников свободы в современной истории вещь довольно редкая.



ЧИНГИЗ СУЛТАНСОЙ
Последний цензор (1998)


В те времена наши писатели, поэты, журналисты,  да и общество в целом было воспитано в том смысле, что каждый знал, что можно, а чего нельзя.


...Я кончил школу в 1969. Три года по распределению проработал в провинции, а затем вернулся в Баку. Это было случайно, в 1969 году мой близкий друг журналист сказал мне, что у них в Главлите есть работа. Пришел я к начальнику, он провел со мной беседу, задавал разные вопросы о моем кругозоре, образованность проверял. Затем я представил им свои документы, и меня взяли на эту работу. По видимому, мой уровень подходил для этого учреждения. 


То были времена СССР, работа тогда была интересной. В те времена телевидение, радио, информационное агентство, киностудия - всеми этими объектами занимался Главлит. Дело не в том, что ты чего-то вырезал или чего-то не пропустил. Я хочу сказать, что там, человек чувствует, что находится в самых жарких точках нашей жизни.      


У каждого должно быть призвание, профессия своя. И каждый, в первую очередь, должен  относиться к своей работе по совести. Оглядываясь назад, я не испытываю угрызения совести за свою работу, и мне незачем перед кем-то прятать глаза. Я не сожалею, что 29 лет проработал в этой области, ведь и это есть работа, работа государственная, и кто-то должен был ее выполнять.     


Но вернемся к моей работе. Во времена СССР я работал в Главлите рядовым редактором, затем заведующим отделом и в то же время занимался творческой работой. Мои произведения ставились на радио, телевидении, печатались в газетах, журналах, даже на киностудии прошли мои сценарии. Сам я - писатель. Было время, когда размер моих гонораров превышал мою зарплату. Я содержал семью честным трудом.


За весь период моей работы не было такого случая, чтобы творчеству наших поэтов и писателей был нанесен какой-либо вред. Тогда был и Центральный Комитет [Коммунистической Партии Азербайджана], не так все было просто, дело Главлитом не кончалось. В те времена наши писатели, поэты, журналисты,  да и общество в целом было воспитано в том смысле, что каждый знал, что можно, а чего нельзя. То есть, в смысле политическом. Это была их внутренняя цензура. 


В 1992-году, после развала СССР, естественно наше Управление, волей-неволей немного ограничило свою деятельность и стало заниматься охраной государственных тайн в печати. 


А после 1996 года все книги, журналы, любые издания стали печататься без какого-либо надзора. И лишь газеты просматривались на предмет охраны государственной тайны. Я теперь говорю друзьям: если и была тогда цензура, то как же в стране 500-600 газет  писали все что взбредет им в голову?   6 августа 1998-года Господин Президент Гейдар Алиев  своим указом отменил и "Главный Комитет по охране государственной тайны  в печати". Вот вы возьмите и посмотрите оппозиционные газеты того времени - "Йени Мусават", "Азадлыг",  "Мухалифет" - все темы которых они касаются сегодня, они касались и ранее.


В тот период, какой-то особенной цензуры и не было. Просто... немножко... конечно..., там международные организации утверждали, что... Но, чтобы уж прямо такая цензура у нас?  Не было этого. Еще раз говорю вам, наш Комитет занимался лишь охраной государственных тайн и с этой точки зрения мы, да, некоторые вещи изымали. То есть сведения, которые могли нанести вред Азербайджанской государственности мы, действительно, изымали. 


Надо дать возможность, чтобы постепенно, в ходе исторического процесса, если и есть какие-то недостатки, то они в ходе процесса должны быть устранены. А то как вы хотели, чтобы Азербайджан за пять-шесть лет независимости, - это вам не Франция и не Америка.


Вот вы спрашиваете меня о разнице в ситуации до указа президента и после него. Приведу вам такой пример. Пресс-служба Министерства Обороны [на днях] опубликовала заявление, где указывалось, что после ликвидации "Комитета по охране Государственных тайн в печати" некоторые газеты перешли в настоящее наступление на министерство своими материалами клеветнического и оскорбительного характера.  В таких газетах порой и военная тайна раскрывается. Поэтому в нынешнем положении [войны с Арменией] каждый редактор, каждый журналист, освещая военную тему должен быть крайне внимателен.


Кроме того, возможно, что сейчас в газетах публикуются материалы, унижающие достоинство личности или не соответствующие нашей национальной нравственности. Раньше, мы тут вмешивались, считая публикацию таких материалов нецелесообразным. Вот вы говорите, что пусть эти вопросы решает суд.  Но ведь у нас этот механизм только зарождается. И, естественно, когда-то и он появиться. 


Я вот что вам скажу. Специалисты выдвигают такую мысль, что волк, загрызая больное животное, в целом, оздоровляет стадо.  Если в стаде есть больная овца, значит завтра, когда кто ее зарежет и съест, то, стало быть, заболеет.  То есть волк проводит большую ассенизаторскую работу. То есть лучше сначала провести профилактическую работу, чтобы человек не заболел, чем ожидать, когда человек заболеет, а затем давай его лечить.


Завтра вдруг появиться такая писанина, статья, что может случиться большая неприятность, вражда, и, даже, с несчастным исходом. Ну, вот мы и преграждали путь таким вещам, оберегали редактора издания, а он и не ведал о том, берегли его от давления со стороны. Да уж, такое случалось, такие вещи происходили...   


Ликвидация "Комитета по охране государственных тайн в печати" в период предвыборной президентской капании [1998 года] нужна было для того, что зарубежные правозащитные организации и оппозиция внутри страны говорила, что у нас газеты контролируются [правительством] цензура есть. Ну, и это надо было ликвидировать, чтобы разговоры прекратились и все увидели, что у нас все могут свободно через прессу выражать свои мысли.    


Вот вы спрашиваете о различии между нами и журналистами, видите ли, она в том, что никакой журналист не захочет, чтобы кто-нибудь притрагивался к его материалу, я не говорю здесь о цензуре, но он не терпит даже небольшой редакторской правки. И вот, в то время как он этого терпеть не мог, нам приходилось в его материале менять или изымать какую то мысль, какое-то слово. Сама наша работа, наш метод, наша [политическая] позиция, требует... То есть я хочу сказать, чтобы это не было государственной тайной, военной тайной.  Кто-то пишет, кто-то вырезает. Вот в этом и различия...


 

 

 


All Materials From This Site Can Be Used Only For Educational Purposes
All Rights Reserved � FAR CENTRE-2002, Baku-Azerbaijan